Общество, 01.06.2014 22:00

О расстреле мирной демонстрации в 1962 году в Новочеркасске молодежи рассказали очевидцы событий

О расстреле мирной демонстрации в 1962 году в Новочеркасске молодежи рассказали очевидцы событий
52 года назад власти расстреляли бастующих рабочих.
В Атаманском дворце Новочеркасска много лет работает экспозиция, посвященная трагедии 1962 года. В канун события для желающих проводят особые экскурсии. Для участников тех событий 2 июня жизнь раскололась надвое: до и после.
Сначала были трудовые будни, лозунги и вера в светлое будущее. А затем снизили зарплату и подняли цены. Люди возмутились, потребовали объяснений, равноправного разговора, а в ответ получили пули и тюремное заключение, говорят очевидцы.

Анатолий Жмурин 2 июня 1962 года был на площади и получил ранение. Его жизнь спасли врачи, не только как медики, но и как честные и справедливые люди.
- 2 июня 1962 года меня выписали из больницы, и я поехал к жене на работу, – вспоминает Анатолий Жмурин. - Сел на автобус, он дошел до центра и остановился – танки перекрыли дорогу. Я не знал, что происходит в городе. Если бы знал, раньше бы пришел на площадь. Мне сказали, что будет митинг, приедут выступать партийные чиновники из Москвы. Стояла мирная демонстрация, люди ждали. Но вместо выступающих появился взвод автоматчиков. Солдаты подошли практически вплотную, командир прокричал: «Расходитесь - стрелять будем!». Сделали предупредительный выстрел в воздух. Народ двинулся, меня захватила толпа. Я почувствовал сильный толчок. Оглянулся, там уже лежало несколько убитых, а меня ранило, пуля раздробила кость в руке и вышла. Кровь лилась. Я пополз. Когда выполз из зоны обстрела, добрался до таксистов. Все, кроме одного, отказались меня везти к врачам. Когда прибыл в железнодорожную больницу, из которой только утром выписался, сразу подбежала бригада с носилками. Сделали операцию. Меня положили на ту же койку, на которой я лежал до этого. Уже после мне сказали, что приходили сотрудники КГБ, хотели меня арестовать. Врачи дали показания, что я был в больнице. Следователи не поверили, опросили всех врачей, санитарок, больных. Все подтвердили, что я был в стационаре. А на следующий день врач сказал, что я должен уйти, спрятаться и никому не рассказывать о ранении. Свое пулевое ранение я много лет называл бытовой травмой.

Валентина Водяницкая за участие в демонстрации была приговорена к 10 годам лишения свободы. Пять из них она провела в тюрьме. От нее отказались родственники, отвернулся муж. Даже ее трехлетнего сына никто не захотел приютить – его отправили в детский дом. Два года она добивалась права вернуть сына, годами обивала пороги предприятий и учреждений в поисках работы. Отворачивались, закрывали двери, плевали в лицо. Было всякое. Но потом, в 1987, к ней пришли журналисты. В период перестройки СМИ решили рассказать подлинную историю событий 1962 года в Новочеркасске. Тогда забрезжила надежда. А вслед за ней родилась решимость – реабилитировать всех пострадавших. Инициативная группа, в которую вошла Валентина Водяницкая, создала общественный фонд новочеркасской трагедии. Годами по крупицам собирали документы, встречались с пострадавшими, требовали возмещения потерь трудоспособности для раненых и рассекречивания мест захоронения погибших. Удалось. Теперь в городе работает музейная экспозиция, посвященная трагедии и ее жертвам. Валентина Водяницкая для всех посетителей проводит экскурсию, после которой трудно сдержать слезы.
- Я была воспитана при сталинском режиме. Тогда прогул работы считался преступлением. Когда я пришла на работу 2 июня, ворота цеха оказались закрыты. В толпе людей я увидела знакомых, хотела узнать, в чем дело. После полудня сообщили, что в город приехали представители правительства. Люди отправились в центр. Я пошла вместе с другими. На улице Московской я увидела танки. У памятника Ленину (ныне там располагается памятник Платову) я увидела солдат. Я хотела посмотреть на выступающих. Так оказалась в толпе. В толпе находились сотрудники КГБ, они делали фотоснимки. Активных, по их мнению, участников на снимках отмечали красными крестиками. В течение 10 дней после расстрела производили аресты. Меня арестовали, когда я шла с трехлетним ребенком по улице. Спросили мое имя и затолкали в машину. На допросе мне пытались инкриминировать покушение на убийство Анастаса Микояна. Допросы проводили ночью и на рассвете. Я получила 10 лет. Но после ухода со своего поста Хрущева нам сократили срок вполовину, – рассказала Валентина Водяницкая.

Не все жители города знают о трагических событиях, а многие из тех, кто знает, предпочитают забыть. Но память о жертвах трагедии поддерживают энтузиасты. Благодаря им жертвы реабилитированы, а правда стала известна всему миру. 2 июня в день трагических событий в Новочеркасске перед памятным камнем проходит традиционная встреча участников событий и людей, которые хотят почтить память погибших от пуль и в тюрьмах.

Напомним, 1 июня 1962 года началась массовая забастовка рабочих Новочеркасского электровозостроительного завода (НЭВЗ), к ним присоединились и другие горожане. В конце мая (30 или 31 числа) 1962 года правительство повысило розничные цены на мясо и мясные продукты в среднем на 30% и на масло — на 25%. В газетах это событие преподнесли как «просьбу всех трудящихся». Одновременно с этим дирекция НЭВЗа почти на треть увеличила норму выработки для рабочих. В результате заработная плата и, соответственно, покупательная способность существенно снизились. Рабочие требовали повышения заработной платы и улучшения условий труда. Бастующие против резкого роста перекрыли железнодорожную магистраль, связывающую юг России с центром РСФСР, остановив пассажирский поезд Ростов-на-Дону — Саратов. На остановленном локомотиве кто-то написал: «Хрущева на мясо!».

В ночь с 1 на 2 июня в город вошло несколько танков и солдаты. За ночь все важные объекты города (почта, телеграф, радиоузел, горисполком и горком партии, отдел милиции, КГБ и государственный банк) были взяты под охрану, а из Госбанка были вывезены все деньги и ценности. Появление на заводах солдат в больших количествах крайне возмутило многих рабочих, которые отказались работать «под дулом автоматов». Утром многочисленные толпы рабочих собирались во дворах заводов и заставляли иногда силой прекращать работу всех остальных. Опять было заблокировано движение поездов и остановлен состав. Через некоторое время с завода им. Буденного к центру города двинулась толпа, вначале состоящая из рабочих, но по ходу следования к ней стали присоединяться случайные люди, в том числе и женщины с детьми.
К зданию горисполкома прибыл начальник Новочеркасского гарнизона генерал-майор Олешко с 50 вооруженными автоматами военнослужащими внутренних войск, которые, оттесняя людей от здания, прошли вдоль его фасада и выстроились лицом к ним в две шеренги. Олешко с балкона обратился к собравшимся с призывом прекратить забастовку и разойтись. Но толпа не реагировала, раздавались различные выкрики, угрозы расправы. После этого военнослужащими из автоматов был произведен предупредительный залп вверх, отчего шумевшие и напиравшие на солдат люди отхлынули назад. Из толпы раздались выкрики: «Не бойтесь, стреляют холостыми», после чего люди вновь ринулись к зданию горкома и к выставленным вдоль него солдатам. Последовал повторный залп вверх и затем был открыт огонь по толпе.
В больницы города с огнестрельными ранениями всего обратилось 45 человек, хотя пострадавших было гораздо больше (по официальным данным 87 человек). Возможно, люди не хотели говорить о том, где были получены ранения, боясь преследования.

Погибло 24 человека, еще два человека убиты вечером 2 июня при невыясненных обстоятельствах (по официальным данным). Все трупы погибших поздно ночью вывезли из города и похоронили в чужих могилах, на разных кладбищах Ростовской области. Спустя 30 лет, в 1992 году, когда документы были рассекречены и сняты расписки, которые давали свидетели событий, останки 20 погибших нашли на кладбище Новошахтинска, все останки были идентифицированы и захоронены в Новочеркасске.
Информация о новочеркасских событиях в СССР была засекречена по решению Президиума ЦК КПСС. Первые публикации появились в открытой печати только в конце 1980-х годов, в перестройку. В ходе исследования документов и свидетельств очевидцев было установлено, что часть документов пропала, никаких письменных распоряжений не было обнаружено, а истории болезней многих пострадавших исчезли. Это усложняет установление точной численности убитых и раненых. Многие документы из архивов КГБ, посвященные новочеркасскому восстанию, остаются до сих пор нерассекреченными.

Новости на Блoкнoт-Новочеркасск
0
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

n1